Eugenio Montale

Ho tanta fede in te
che durerà
(è la sciocchezza che ti dissi un giorno)
finché un lampo d'oltremondo distrugga
quell'immenso cascame in cui viviamo.
Ci troveremo allora in non so che punto
se ha un senso dire punto dove non è spazio
a discutere qualche verso controverso
del divino poema.

So che oltre il visibile e il tangibile
non è vita possibile ma l'oltrevita
è forse l'altra faccia della morte
che portammo rinchiusa in noi per anni e anni
Ho tanta fede in me
e l'hai riaccesa tu senza volerlo
senza saperlo perché in ogni rottame
della vita di qui è un trabocchetto
di cui nulla sappiamo ed era forse
in attesa di noi spersi e incapaci
di dargli un senso.

Ho tanta fede che mi brucia; certo
chi mi vedrà dirà è un uomo di cenere
senz'accorgersi ch'era una rinascita

Эудженио Монтале

Перевод с итальянского языка - Ярославцева И.П.

Точный перевод

Моя вера в тебя
не иссякнет
(какая глупость, что я сказал тебе об этом)
до той поры, пока огонь небесный не разрушит
сей круговерти, где томимся мы с тобой.
Тогда окажемся в пустынном месте,
где нет пространства, а, значит, нет и места,
чтоб обсудить нам спорные стихи
в Божественной поэме.

Я знаю, что за гранью видимого и осязаемого
нет жизни, но иная жизнь возможна,
и, может быть, лицо иное смерти,
что носим, пряча, мы в себе годами.

Моя вера в себя
невольно к тебе перешла,
потому что в осколке едином
этой жизни, что всюду ловушка,
о которой не ведаем мы, лишь
ожиданье напрасное есть, что сможем ее разгадать
и смыслом ее наделить.

Меня сжигает такая вера, что наверняка,
тот, кто увидит, скажет, что сгорел я дотла,
не замечая, что я возродился.

Вольный перевод

До той поры, пока небесный пламень не сожжет
Той круговерти, где томимся мы, мой друг,
Пусть вера светлая в тебя меня спасет,
Хоть, ах!, зачем я говорю об этом вслух.

Когда ж окажемся в пустынном месте том,
Где нет пространства, лишь стенания тихи,
Пусть скорбный Дант Божественный свой том
Нам даст, чтоб перечесть его стихи.

Мне ведомо, что за прозрачной гранью дня,
Увидеть и коснуться нам дано
Смертельной тайны, страшного огня,
Что носим мы в душе давным-давно.

Мой друг, ты веришь мне, невольно, горячо,
Не зная, что печали жизнь полна,
Что, как ловушка нас к себе влечет,
Ее обманчивая глубина.

Меня сжигает вера, не понять
Другим, кто видит только смертного во мне,
Как открывается и светит Благодать,
Как грешный прах горит в Божественном огне.

[ Следующий документ | Предыдущий документ | На главную страницу ]


© 2006 Ярославцева И.П.
meotida@orc.ru